Slide 1

Арт-терапия

Арт-терапия — это способ самопознания, активизации внутренних ресурсов и самоисцеления с помощью творчества.

Slide 1

Астрология

Зная свой гороскоп, легче управлять собственной судьбой, и рассчитывать собственные силы.

Slide 1

Консультации рунолога

Руны – это Советник и магический алфавит

Slide 1

Консультации таролога

Таро – это Учитель и помощник в жизни.

Slide 1

Спонтанная йога, обучение

Танец кундалини — это танец жизненной энергии

Slide 1

Хатха-йога

Хатха-йога – это путь к здоровью

Я чувствую себя одиноким. Является ли одиночество нормальным состоянием? Всегда ли его следует избегать? Позитивный или негативный опыт оно представляет?


Попробуем ответить на эти вопросы.

Начнем, казалось бы, с очевидного. С физического состояния одиночества. Но так ли все однозначно?

Одиночество. Этот фактор весьма существенно действует на психическое состояние, о чем свидетельствуют самонаблюдения людей, находящихся в условиях одиночества. Д. Слокам, совершивший в прошлом веке в одиночестве кругосветное путешествие на яхте, рассказывает, что в безмолвии океана он чувствовал себя бесконечно одиноким, его часто охватывало чувство страха. В. Виллис, вспоминая о своем трансатлантическом плавании на плоту, пишет: «...с одиночеством связаны и минуты страданий, когда тобой овладевает смутная тревога от сознания, что ты живешь на краю бездны. Человек нуждается в общении с себе подобными, ему необходимо с кем-нибудь разговаривать и слышать человеческие голоса». Врач А. Бомбар, переплывший с целью эксперимента на резиновой лодке Атлантический океан, заключает: «Полное одиночестве невыносимо. Горе тому, кто одинок!»

Известный русский психиатр П. Б. Ганнушкин еще в 1904 г. отмечал, что реактивные психические состояния могут развиваться у людей, по тем или другим причинам оказавшихся в условиях социальной изоляции. Ряд психиатров описывают в своих работах случаи развития реактивных психозов у людей, попавших в социальную изоляцию вследствие незнания языка. Говоря о так называемых «психозах старых дев», немецкий психиатр Э. Кречмер четко выделяет как одну из причин относительную изоляцию. По этой же причине реактивные состояния и галлюцинозы могут развиваться у одиноких пенсионеров, вдовцов и др. Особенно отчетливо патогенное воздействие этого фактора на психическое состояние выступает в условиях одиночного заключения.

Представляют интерес самонаблюдения революционеров, подвергшихся одиночному заключению. Декабрист Беляев в своих воспоминаниях о пребывании в Петропавловской крепости рассказывает: «Одиночное, гробовое заключение ужасно... То полное заключение, какому мы сначала подвергались в крепости, хуже казни». Ему вторит декабрист Зубков: «Изобретатели виселицы и обезглавливания — благодетели человечества; придумавший одиночное заключение — подлый негодяй; это наказание не телесное, но духовное. Тот, кто не сидел в одиночном заключении, не может представить себе, что это такое». Революционер М. А. Бакунин в одном из писем сообщал: «Ах, мои дорогие друзья, поверьте, всякая смерть лучше этого одиночного заключения, столь восхваляемого американскими филантропами!» Э. Тэльман в письме другу писал: «Раньше я никогда не чувствовал и не представлял себе так реально, что значит находиться в одиночном заключении и быть изолированным от людей, какое психологическое воздействие это оказывает с течением времени на думающего человека, если он присужден так жить годами». «Безумие, — пишет советский историк М. Н. Гернет, — было для узников почти неизбежным уделом при более длительных сроках пребывания в крепости». Немецкий психиатр Э. Крепелин в своей классификации психических болезней выделил группу «тюремных психозов», к которым он относит галлюцинаторно-параноидные психозы, протекающие при ясном сознании и возникающие обычно при длительном одиночном заключении.

Но, как тогда быть с известным фактом, который хочу привести? Николай Александрович Морозов. Ученый – энциклопедист, революционер-народник. За свои убеждения он неоднократно оказывался в тюремных застенках, в общей сложности 25 лет, в том числе 21 год провел в Шлиссельбургской крепости. Он выдержал огромный срок тяжелейшего одиночного тюремного заключения и в то время, как многие сходили сума, у него к концу заключения накопилось 26 томов рукописей по 500-800 страниц каждый. Попав в шлиссельбургский острог тяжело больным туберкулезом и цингой, Морозов, погрузившись в научную работу, сумел не только победить смертельный недуг, а спустя 21 год выйти из тюрьмы здоровым, помолодевшим человеком, и дожить до 92 лет. Это невероятно! Многие заключенные одиночных камер на 2-3-й год сходили с ума или умирали. Всего в эти годы отбывали наказание 68 человек, из них 15 были казнены, 15 умерли от болезней, 8 сошли сума и 3 покончили с собой.

Н. А. Морозов же после 25 лет заключения в общей сложности вышел на свободу. Написал множество книг и статей по астрономии, космогонии, физике, химии, биологии, математике, геофизике, метеорологии, воздухоплаванию, авиации, истории, философии, политической экономии, языкознанию, истории науки, в основном популярного и просветительского характера.

Н. А. Морозов - почётный член Академии наук СССР.

В 1939 году в возрасте 85 лет окончил снайперские курсы Осоавиахима и через три года на Волховском фронте лично участвовал в военных действиях. В июле 1944 года награждён орденом Ленина.

Удивительная судьба. Почему одни люди сходят сума в одиночной камере, а другие находят в этом силу?

Давайте задумаемся, что получается? Одиночество — это не только трудное состояние, которого следует избегать.

Одиночество может быть и полезно и необходимо человеку как средство лечения души, восстановления себя, своей самости, средство самосовершенствования. Человеку необходимо периодически оставаться наедине с собой, со своими мыслями и чувствами, со своими сомнениями и тревогами, находить лишь в самом себе и слушателя, и собеседника, советчика и утешителя.

Силу воздействия одиночества на человека заметили давно. Одиночество как обязательное условие, очищающая процедура или даже стиль жизни — отшельничество, было весьма распространенным явлением в ряде религий. Оно представляло собой самоизоляцию, отречение от мира, общества, семьи, уединение в пустынных местах. Явление это характерно как для древневосточных религий: буддизма, брахманизма, иудаизма, так и для христианства, где отшельничество изначально получило распространение в связи с преследованием христиан. Позже отшельничество стало добровольным подвижничеством во имя веры как акт религиозного самосовершенствования.

Отшельники, или анахореты, уединялись от людей и жили в пещерах, подвергая себя различным истязаниям, отказывались от нормальной пищи и еды. Этим подчеркивалось презрение к собственной плоти, к мирским ценностям.

На Руси издавна, еще со времен церковного раскола, уходили в отшельничество, в скиты старцы и старицы, не согласные с моралью и деяниями своего общественного окружения. Длительное время, соблюдая в одиночестве строгий монашеский режим, проводя большую часть времени в молитвах, такие отшельники вырабатывали высочайшие духовные качества, глубокое понимание человека, механизмов его душевной жизни, знание способов помощи страждущим, творили подвиги, то есть обретали те свойства, что издревле получили название «святости».

Помимо физиологических потребностей, существует еще одна, такая же непреодолимая сторона человеческой природы, которая не формируется в результате физиологических процессов, но, тем не менее, составляет саму суть человеческого бытия – это потребность человека вступать во взаимоотношения и связи с окружающим миром, потребность, основная задача которой заключается в том, чтобы избежать одиночества.

Индивидуум может быть одинок физически, но при этом его будут связывать с обществом какие-либо идеи, моральные ценности или хотя бы социальные стандарты – и это позволяет ему почувствовать общность и «принадлежность» со всеми остальными людьми. Вместе с тем индивидуум может жить в окружении большого количества людей и при этом ощущать себя в полной изоляции, и это ощущение при достижении определенной грани может привести к умственному расстройству. Можно утверждать, что моральное одиночество так же невыносимо, как и одиночество физическое, более того, считает Э.Фромм, физическое одиночество становится невыносимым лишь в том случае, когда оно сопряжено с одиночеством моральным.

Духовно-ментальная взаимосвязь с миром по Э.Фромму, может быть выражена в различных формах: отшельник в келье, верящий в бога и постоянно молящийся, или политический заключенный в одиночной камере, чувствующий свою принадлежность к борьбе своих товарищей, - они не одиноки с моральной точки зрения.

Субъективное самосознание. Способность человека мыслить позволяет ему и одновременно заставляет его осознать себя в качестве уникального существа, отдельного от природы и всех остальных людей. Степень этого осознания может быть различной, но она всегда имеется в наличии. И в результате возникает сугубо человеческая проблема, осознавая свою отдельность, осознавая, порой смутно, неизбежность болезней, старости и смерти, человек не может не чувствовать своей незначительности и ничтожности, того, как мало он значит в сравнении с окружающим его миром, со всем тем, что не входит в его «я». Если человек не приобретает какого-либо смысла и направленности, то он чувствует себя пылинкой, его охватывает ощущение собственной ничтожности. У человека должна быть возможность отнести себя к какой-то системе, которая бы направляла его жизнь, придавала ей смысл; в противном случае его охватывают сомнения, в конечном счете, парализующие его способность действовать, а значит, лишающие его способности жить.

Э.Фромм выделяет два аспекта индивидуализации: личность, как совокупность черт характера, стремлений, разума и воли индивида и возрастающее одиночество. Процесс индивидуализации – это процесс развития и обогащения личности человека, его собственного «Я», но этот процесс подразумевает утрату идентичности с другими людьми и отдаление ребенка от этих людей. Прогрессирующее отдаление может в результате привести к изоляции, которая перерастает в потерянность и порождает интенсивную тревогу и неуверенность; это отдаление не может привести к возникновению принципиально новой близости: к солидарным отношениям между людьми, если ребенок окажется не в состоянии развить в себе внутреннюю силу и творческую активность, которые являются предпосылками этого нового типа отношений с окружающим миром. Развитие ребенка может быть гармоничным только в том случае, когда каждый шаг, направленный на отдаление и индивидуализацию личности, сопровождается соответствующим ростом личности. Однако этого не происходит. В то время как процесс индивидуализации происходит автоматически, развитие личности сдерживается целым рядом психологических и социальных причин.

Понятие «нормальный человек» может быть определено в двух направлениях:

- с точки зрения системы жизнедеятельности общества, - человек попадает под определение «нормальный», если он полностью соответствует той социальной роли, которую ему отвело общество. Человек представляет для данного общества определенную ценность, выполняя определенную работу, а кроме того, он способен принять участие в воспроизводстве общества, т.е. создать семью.

- с точки зрения индивидуума – максимум развития и счастья для этого индивидуума.

В каждом обществе есть разрыв между задачами нормальной жизнедеятельности общества и полного развития каждой личности. Можно прочертить четкую границу между двумя понятиями здоровья. Одна из них руководствуется потребностями общества, другая – ценностями и потребностями индивидуума. Хорошая приспособленность часто достигается лишь за счет отказа от своей личности; человек пытается более или менее уподобиться требуемому образцу и может потерять всю свою индивидуальность и непосредственность. И обратно, невротик может быть охарактеризован как человек, который не сдался в борьбе за собственную личность. Разумеется, его попытка спасти индивидуальность была безуспешной, вместо творческого выражения своей личности он нашел спасение в невротических симптомах или в уходе в мир фантазий; однако с точки зрения человеческих ценностей такой человек менее искалечен, чем тот «нормальный», который вообще утратил свою индивидуальность. С точки зрения человеческих ценностей общество можно назвать невротическим в том смысле, что его члены психически искалечены в развитии своей личности.

Пути избавления, которые являются следствием неуверенности и беспомощности изолированного индивидуума:

- «Позитивная» свобода. Он может спонтанно вернуть утраченную связь с миром через любовь и труд, через подлинное проявление своих интеллектуальных, чувственных и эмоциональных способностей. Таким образом, он восстановит разрушенное ранее единство с остальным человечеством, с миром и с собой, сохраняя при этом свою личную свободу, независимость и целостность своей личности.

- Отступление: полный отказ от завоеванной ранее свободы в попытке преодолеть изоляцию и сбросить сковывающие его узы, устранив тем самым разрыв, который возник между его личным «Я» и окружающим миром. Вынужденное бегство от нависшей угрозы, которая вызывает панический страх, что связано с отказом от индивидуальности и целостности человеческого «Я». Это не решает самой проблемы, а лишь отодвигает тревогу на второй план.

Э.Фромм в своей работе «Душа человека» пишет: « Человек наделен разумом: он есть жизнь, осознающая себя; он осознает себя и себе подобных, свое прошлое и свое возможное будущее. Это осознание себя как отдельной сущности, осознание краткости своего жизненного пути, осознание того, что он независимо от своей воли родился и против своей воли умрет; того, что-либо он умрет раньше тех, кого он любит, либо они умрут раньше него; осознание своего одиночества и отчужденности, своей беспомощности перед силами природы и общества – все это превращает его одинокое, обособленное существование в настоящую каторгу. И если он не сможет освободиться от этой каторги, выйти на волю, не сможет объединиться каким-то образом с людьми и внешним миром, он сойдет с ума.»

Человек любой эпохи и любой культуры сталкивается с одним и тем же вопросом: как преодолеть одиночество, как достичь единения, как выйти за пределы своей отдельной жизни и обрести воссоединение. Вопрос один и тот же потому, что корни его одни и те же – положение человека, условия его существования. Но отвечают на этот вопрос по-разному. Ответом может быть культ животных, человеческие жертвоприношения, военные завоевания, роскошь и вседозволенность, аскетизм и самозабвенный труд, художественное творчество, любовь к Богу, любовь к Человеку.

Как только мы отвлечемся, пишет Э.Фромм, от несущественных различий, мы обнаружим, что существует ограниченное число ответов. Ответ в большей степени зависит от самоосознания индивида. У младенца осознание своего «Я» развито еще крайне слабо; он еще ощущает себя неотделимым от матери, и пока мать с ним он не чувствует отчуждения. Чувство одиночества у него снимается физическим присутствием матери, ее груди, ее кожи. И только, когда ребенок достигает такой степени обособленности и индивидуальности, что физического присутствия матери для него уже не достаточно, - тогда возникает потребность преодолеть отчуждение как-то иначе.

Точно так же как и весь человеческий род в младенческую пору своего развития еще ощущает себя единым с природой. Земля, животные, растения еще составляют мир человека. Он отождествляет себя с животными, это выражается в ношении масок животных, в поклонении тотему-животному или богам в образе животных. Но чем больше человек освобождается от этих первичных уз, тем больше он обособляется от мира природы, тем сильнее становится потребность найти новые способы избежать одиночества.

Пути, позволяющие избежать отчуждения и одиночества по Э.Фромму:

- Всевозможные оргаистические состояния, которые могут принимать форму аутогенного экстаза, иногда с помощью наркотических средств. В момент экзальтации внешний мир исчезает и вместе с ним исчезает чувство отчужденности. Когда оргаситические состояния обычны, например, для племени, то это не вызывает чувства вины. Когда такое решение принимает индивид, принадлежащий к культуре, где это не принято, это сопровождается чувством вины и угрызениями совести. В не-оргаистической культуре это принимает формы алкоголизма и наркомании, когда индивид, старается избежать отчуждения в опьянении. Он ощущает одиночество еще сильнее, когда оргаистическое переживание проходит и он вынужден прибегать к этим средствам все интенсивнее.

- Сексуальные переживания. После оргаистического или сексуального переживания человек некоторое время не страдает так сильно от своей отчужденности. Постепенно напряжение и беспокойство усиливается, и тогда его снова ослабляют повторением ритуальных действий. Половой акт без любви не может перекинуть мост через пропасть между людьми, разве что на одно мгновение.

- Соединение, основанное на подчинении группе. Это соединение, где индивидуальное «Я» в значительной степени исчезает и где основная цель следовать общепринятому образцу. Большинство людей даже не осознает этой потребности подчиняться. Они свято уверены в том, что следуют своим собственным вкусам и склонностям, что они пришли к своим мнениям в результате собственных размышлений, а то, что их мнения совпадают со мнением большинства – это чистая случайность. Общее единодушие служит доказательством правильности их взглядов. Потребность в индивидуальности реализуется в мелочах: принадлежность к демократической, а не республиканской партии и т.д. Под равенством понимается равенство автоматов, потерявших свою индивидуальность. Женщины равны с мужчинами, поскольку они больше не отличаются от них. Противоположность полов исчезает, а вместе с ней и эротическая любовь. Мужчина и женщина стали одинаковыми, вместо того, чтобы стать равными как противоположные полюсы. Общественное развитие требует стандартизации человека, и это называется равенством. У подчинения толпе есть только одно преимущество, считает Э.Фромм, оно постоянно и не носит судорожного характера. Уже в возрасте трех-четырех лет индивид начинает следовать схеме подчинения и впоследствии никогда не теряет связи с толпой.

- Роль однообразной и привычной работы и однообразных развлечений. От рождения до смерти, от понедельника до пятницы. Как же человеку, попавшему в эти сети повседневной рутины, не забыть, что он индивидуальность.

- Творческая деятельность. Когда человек объединяется с материалом, который представляет окружающий мир. Но это единство не является межличностным.

- Достижение межличностного единства, в слиянии с другим человеком в любви. Говоря о любви, Э.Фромм имеет ввиду зрелое решение проблемы существования, а не симбиотические связи, такие как:

А) Связь между матерью и зародышем в ее утробе.

Б) Мазохизм, когда человек избавляется от невыносимого чувства одиночества и отчуждения, становясь неотъемлемой частью другого человека, который направляет его, руководит им, защищает его. Сила того, кому он покорился, будь это человек или божество, невероятно преувеличивается. Он - все, я – ничто, я значу что-то лишь постольку, поскольку я его часть и тем самым становлюсь причастным к его величию. Мазохистская личность никогда не принимает решений, никогда не рискует, не остается в одиночестве, но и не бывает независимой; ей не хватает целостности. Мазохистская личность отрекается от своей целостности, становится орудием кого-то или чего-то внешнего по отношению к себе, ей не нужно решать проблему жизни путем созидательной деятельности.

В) Садизм. Садистская личность стремится освободиться из плена и избежать одиночества, делая другую личность своей частью. Она растет в собственных глазах и поддерживает себя тем, что включает в себя как часть другую личность, она так же зависима от того, кто ей покоряется, как этот последний зависим от нее.

Чаще всего человек ведет себя то, как садистская личность, то, как мазохистская по отношению к разным объектам.

В противоположность симбиотической связи зрелая любовь – есть связь, предполагающая сохранение целостности личности, ее индивидуальности. Любовь – действенная сила в человеке, сила, разрушающая преграду между человеком и его собратьями, сила, которая объединяет его с другими; любовь помогает человеку преодолеть чувство одиночества и отчуждения и вместе с тем позволяет ему оставаться самим собой, сохранить свою целостность. Парадокс любви в том, что два существа составляют одно целое и все же остаются двумя существами. Деятельность души возможна только при условии внутренней свободы и независимости. Любить – это значит, прежде всего, давать, а не получать. Делясь своей жизнью, человек обогащает другого, увеличивая его жизненную силу и тем самым так же и свою. Способность любить, отдавая, зависит от особенностей развития личности. Это предполагает, что личность должна выработать в себе преимущественную установку на плодотворную деятельность, преодолев зависимость, самолюбование, склонность к накопительству и к помыканию другими; человек должен поверить в свои собственные силы, должен отважиться полагаться на себя в достижении цели. Чем менее развиты в человеке эти качества, тем больше он боится отдавать, а значит и любить. Любить – это значит нести ответственность, заботиться, уважать и знать.

Продолжение следует.

Список литературы:

Лебедев В. И. Фрагменты из книги «Личность в экстремальных условиях». М., 1989. С. 30-32.

Фромм Э. Бегство от свободы; Пер с англ. Д.Н. Дудинский; Худ.обл.М.В.Драко. –Мн.: ООО «Попури», 1998.- 672 с.

Фромм Э. Душа человека. –М.: ООО «Издательство АСТ – ЛТД», 1998.-с178-204


                                                                                                                                                                                                                  Автор - Наталия Захарчук                                                                                                                                                                                           

 

Поделиться в социальных сетях

СВЯЗАТЬСЯ СО МНОЙ ВЫ МОЖЕТЕ ЛЮБЫМ, УДОБНЫМ ДЛЯ ВАС СПОСОБОМ